Поиск

Пользовательский поиск

Опубликовано песнопений

8252

Петр Юргенсон - биографический очерк

Шестидесятые года разбудили Русь. Эта славная великая эпоха, чудесная весна русской общественной жизни, весна, заставившая забыть ненавистное царство мрака в прошлом и подавшая надежды (увы! далеко не сбывшиеся!) на озарённое светом свободы будущее, это время крупнейшего прогресса русской общественной и научной мысли явилось также и временем могучего расцвета русского искусства, русской музыки в частности. В эти годы началась деятельность крупнейших художников родной музыки: Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского…, тогда же было положено начало серьёзной постановке музыкального образования в России. Во время этого сильного и быстрого роста музыкального творчества и образования неотложным делом явилось учреждение солидного и серьёзного музыкального издательства. Потребовались люди дела, люди практической деятельности. Такие люди не замедлили явиться, и одним из первых среди них, по времени и значению, был скончавшийся 20-го декабря 1903 г.— Пётр Иванович Юргенсон, московский музыкальный издатель, широко известный и популярный как в России, так и за границей.
Пётр Иванович родился 3-го июля 1836 г. в г. Ревеле, в очень бедной семье. Его отец, Иоган Кирс (принявший позднее девическую фамилию своей жены — Юргенсон), эстонец, шкипер рыбачьего судна, и мать его Аэта — оба тяжёлым, изнурительным трудом зарабатывали хлеб семье, состоявшей из двух дочерей и трёх сыновей. Вскоре непосильная работа сломила организм отца и свела его в преждевременную могилу. Тогда забота о пропитании семьи целиком легла на вдову, вынужденную поддерживать её поденною работой. Вот в какой гнетущей, мрачной обстановке, окрашенной непрерывной отчаянной борьбой за существование, протекли детские годы П. И.
Настала пора учения. Поступив в местное городское училище, мальчик сильно пристрастился к чтению. Однако, это вполне естественное стремление к знанию, в самом же начале встретило преграду в лице матери,— суровой пуританки,— строго преследовавшей чтение иных книг, кроме библии. Понятно, что молодой пылкий и пытливый ум — несомненно, и тогда уже заключавший в себе элементы деловитости и практичности — жадно искавший объяснения окружавшего реального мира, не мог удовлетвориться этой книгой. Мальчик стал читать книги «не божественного» содержания тайком, на чердаке, зарабатывая деньги на абонемент в библиотеку ношением воды для соседей, исполнением различных мелких услуг и т. п.
Надо было подумать и о будущем. Разумеется, в глазах матери вся прелесть этого «будущего» её сына заключалась в постоянном и верном «куске хлеба», т. е., именно в том, недостаток чего тяжёлым гнётом отозвался на её невесёлой жизни, на жизни её семьи.
В 1850 г. 14-летний Юргенсон был отправлен в Петербург к старшему брату Иосифу Ивановичу (служившему тогда в музыкальной торговле Бернарда), который и предоставил своему брату возможность учиться гравёрному искусству. Одновременно образование мальчика пополнялось воскресными уроками и, главным образом, конечно,— чтением. Профессия гравёра пришлась не по душе Петру Ивановичу и, достигнув в ней степени мастера, он бросил её навсегда. Деятельную, энергичную натуру тянуло к более широким берегам, к более интенсивной деятельности. Прослужив около четырёх лет приказчиком в музыкальных магазинах сначала Стелловского, затем Битнера, П. И. получил приглашение занять место управляющего в московской музыкальной торговле Шильдбах. Через два года фирма эта прекратила своё существование. Оставшись без места и не предвидя его в ближайшем будущем, П. И. решился на смелый для его денежных средств шаг — на открытие собственной музыкальной фирмы. 1861-й год застал это смелое,— но отнюдь не «на авось» начатое,— предприятие осуществившимся фактом.
Первые же издания молодой фирмы — «гавот» Баха, сочинения Вебера и др. классиков, из русских — сочинения Даргомыжского и Рубинштейна — вполне определили направление дела, поставившего своей целью не исключительное стремление к наживе, но облагороженное стремлением содействовать начавшемуся тогда распространению в России музыкального просвещения. Судьба, благоприятствовавшая энергичному работнику, на первых же порах послала ему неоценимого помощника в его музыкально-издательских начинаниях — Н. Г. Рубинштейна, который своим участием, выразившимся в редактировании и выборе произведений, иногда даже в корректуре их, а также материальной помощью, заключавшейся в предоставлении фирме заказов от Музыкального Общества,— оказал немаловажную услугу молодому делу и много способствовал его процветанию. Дружба П. И. с этим выдающимся музыкальным деятелем не прерывалась до самой смерти Н. Г. Рубинштейна.
Первые пять лет существования фирмы явились наиболее трудными и тяжёлыми годами молодого дела. Но трудолюбие и неиссякаемая энергия П. И. преодолели все препятствия, и с 1867 г. (время основания собственной нотопечатни) началось быстрое и широкое прогрессирование фирмы. За год еще до этого П. И, издал первую оркестровую партитуру («Казачок» Даргомыжского) и первую книгу по теории музыки («Руководство к изучению инструментовки» Геварта в переводе и с примерами П. И. Чайковского). Около этого же времени П. И. сблизился с Чайковским. Знакомство это, вскоре перешедшее в интимную и тесную дружбу, явилось для П. И. одним из счастливейших даров судьбы. Не меньше значения это знакомство имело и для Чайковского. Чуткий издатель предугадал в молодом профессоре гениального художника, славу своей фирмы; начинающий композитор нашёл в П. И. горячего поклонника своего таланта и умного, энергичного издателя своих сочинений, немало способствовавшего пропаганде последних. Первое произведение Чайковского было издано П. И. в 1868 г. К семидесятым годам Юргенсон уже значительно расширил свою деятельность: так, им были изданы полные собрания сочинений Шумана (единственное в то время), Шопена (редакция Клиндворта, получившая всемирную известность и удостоившаяся контрафактной перепечатки в Лондоне), а также произведения Балакирева, Бородина, Р.-Корсакова и др. русских композиторов. В 1878 г. П. И. уменьшил цены своих изданий более чем вдвое и этим произвёл переворот в ценах на ноты во всей России. Многие мелкие фирмы, не имевшие возможности понизить цены или не желавшие этого, понемногу прекратили производство и все выпущенные ими издания были приобретены издательством «П. Юргенсон». Как на крупные заслуги П. И.— помимо упомянутых уже: удешевления нот в России и предоставления широкой возможности русским композиторам печататься — укажем ещё на осуществлённое в прошлом десятилетии дешёвое издание клавиров опер Вагнера с русским текстом (ценою по 3 р. за каждый), широкую постановку таких невыгодных в коммерческом отношении отраслей музыкального издательства, как например, печатание оркестровых партитур опер, симфоний, на создание новых для России отраслей — духовной музыки и хоровой. Затем П. И. немало способствовал распространению русских музыкальных изданий за границей, где он первый завёл более постоянные и значительные сношения по оптовому сбыту русских изданий. Развитие этого сбыта побудило его открыть в центре всемирной торговли нотами, Лейпциге, сначала только склад своих изданий, а с 1897 г. и отделение фирмы по оптовой продаже её изданий. В настоящее время фирма имеет постоянный сбыт торговцам всех европейских стран, а также С. Америки, Аргентинской республики, Турции и Египта и продаёт ежегодно за границу нот на сумму более 60 000 марок.
Число музыкальных произведений, изданных П. И. за 42 года (1861–1903) достигло 29 000 №№, напечатанных с 300 000 гравированных металлических досок. В этом числе издано: 20 оркестровых партитур опер и балетов; 200 партитур оркестровых произведений, 224 партитуры для военного оркестра, 126 клавиров для пения с фп., 84 — для фп. в 2 руки, 112 произведений камерной музыки, 1520 духовно-музыкальных сочинений, 2000 хоровых произведений, 90 школ для разных инструментов и пения, 820 томов «Дешёвого издания в томах», 150 книг по теории музыки, и пр., и пр. Из классических авторов Запада Юргенсоном были изданы полные собрания сочинений Шумана, Шопена, Мендельсона, полное собрание сонат Бетховена, а также сочинения Баха, Генделя, Моцарта, Шуберта, Листа, Вагнера и многих других; из русских авторов — все почти сочинения Чайковского, Н. Рубинштейна, Аренского, Ипполитова-Иванова, Симона; а также сочинения Глинки, Даргомыжского, Балакирева, Бородина, Кюи, Мусоргского, Направника, Римского-Корсакова, А. Рубинштейна, С. Танеева, из молодых композиторов: Гречанинова, Калинникова, Кастальского, Конюса, Корещенко, Ляпунова, Пахульского, Рахманинова, Ребикова, Скрябина и многих других.
Собственную нотопечатню П. И. основал, как было выше сказано, в 1867 г. В начале производительность её была самых скромных размеров. Печатание производилось на ручных станках металлографическим способом. В виду полного отсутствия в то время в России нотных гравёров и металлографов, таковых пришлось выписать из Германии. В то же время были взяты несколько русских мальчиков для обучения их рисованию и гравёрному искусству. К 1878 г. уже все гравёры, в количестве 15 человек, были русские. Далее при расширении дела было дано широкое место и женскому труду. Постоянно совершенствуясь и прогрессируя, нотопечатня Юргенсона достигла высоты современных требований нотопечатной техники и с этой стороны она представляет собой явление единственное в России. Между пр., доказательством качества работ нотопечатни могут служить постоянные заказы, получаемые ею из-за границы, Англии, Германии, Франции. В настоящее время ежегодная производительность нотопечатни следующая: 20 гравёров изготовляют в год около 8 000 досок; печатается: литографским способом 10 миллионов оттисков, типографским — 4 миллиона. Всего рабочих 96 чел., из коих 31 женщин и 65 мужчин.
Из всего вышесказанного видно, насколько плодотворна и обширна была деятельность П. И., как русского музыкального издателя. Но этой деятельностью не исчерпывалось значение П. И. Войдя в состав дирекции московского отделения Музыкального Общества вскоре после его основания, и пробыв в должности директора около 30 лет, П. И. оказал Отд. и Консерватории крупные услуги своей дальновидностью и энергией. За свои заслуги на пользу музыкального просвещения П. И. был избран почётным членом Московского Отделения. Живой, деятельный, простой и обходительный со всеми, Пётр Иванович был любим и уважаем всеми знавшими его. А знала его буквально вся музыкальная Москва. Особенно ценила его простоту, доступность и доброту учащаяся музыкальная молодёжь, из среды которой многие, многие были обязаны добряку тем, что могли существовать и учиться. Надоест какому-нибудь теоретику или тубисту подражать житию св. Антония, захочется некоторого разнообразия в пище — и консерватор шествует в Колпачный пер. к Петру Ивановичу «получать работу» или «получать аванс», в котором П. И. не отказывал почти никогда.
Двадцатого декабря прошлого года, после краткодневной болезни, Пётр Иванович Юргенсон отошёл от нас в другой, неведомый нам мир. Но люди, знавшие его, навсегда сохранят благодарную память о нём, сохранит о нём память и русской музыкальное общество, которому П. И. отдал всю свою жизнь, историк же русской музыкальной жизни отведёт почётную страницу этому славному, энергичному деятелю.
Перепечатано из: Русская музыкальная газета.— 1904, 11 апреля.

Композиторы и распевы